12 Января 2010 г.

Дмитрий Огнеев


Имеющий уши - да услышит

Центральными политическими событиями нынешней осени стали Послание Президента Медведева к Федеральному Собранию и «прямая линия» с премьер-министром Владимиром Путиным. Да, еще между ними был съезд партии власти, на котором оба произнесли знаковые речи. Знаковые для тех, кто вот уже полтора года пытается понять суть т.н. «тандемократии» и ответить на два наиболее актуальных для нынешнего экспертного сообщества вопроса: кто из двух национальных лидеров реально правит Россией, и что нам ожидать после 2012-го года.

Конечно, как-то неправильно ставить эти вопросы в приоритетное положение перед вопросами более насущными, такими как, например, кризис. О чем, кстати, Путин во время своего общения с народом неоднократно подчеркивал: "самой большой ошибкой было бы подчинить текущую работу интересам будущих предвыборных кампаний". Как все это правильно! Заметьте, и говорил премьер о вещах более понятных и близких простому народу, чем президент. И действительно, гражданам гораздо интересней слушать о повышении пенсий, борьбе с безработицей, оптимизации работы предприятий, нежели о пафосной и не совсем понятной модернизации. Да и сам формат общения у Путина и Медведева разный: первый предпочитает более доступный широким слоям населения формат телемоста, второй - формат блога, доступный пока только наиболее продвинутой части интеллигенции, которая по идее и должна стать проводником идей модернизации.

Но давайте вернемся к вопросам, которые все же больше волнуют элиту и попробуем еще раз понять те месседжи, которые правители России адресовали ей. И ей ли? Имеющий уши - да услышит.

1. Модернизация и консерватизм.

Полагаю, что наибольший интерес в свете парадигмы Медведев vs Путин все же представляет съезд «Единой России», после которого можно было уже делать определенные выводы. Собственно, о чем Медведев будет говорить в Послании, было ясно уже после его статьи «Россия, вперед!», равно как после выступления Путина на съезде была понятна основная фабула его общения с народом 3 декабря. Итак, если основной идеей, высказанной Медведевым на съезде, как до этого в статье и в Послании, была идея модернизация, то на том же съезде мы услышали другое интересное слово «консерватизм». Именно этим словом оформила партия власти свою идеологию, которой у нее на протяжении 8 лет существования никогда не было. Но очень нужно было, чтобы она появилась, а то неприлично как-то: правящая партия и без какой-либо идеологии. Но вот загвоздка: идеологии просто так на пустом месте лишь от того, что их кто-то решил как-то обозначить, не появляются. Вот и здесь идеологии не появилось. Появилось слово. Причем слово странное какое-то. В том смысле, что партия власти, ее идеология, но не вяжется как-то с программой, означенной президентом. Вроде все мы со школьной скамьи знаем, что модернизация и консерватизм вещи не просто малосовместимые, но попросту противоположные по смыслу. Ну тут, конечно, можно поиграть суффиксами, мол слова эти разного порядка. Что «единороссы» и не преминули сделать.

«Новое звучание термина "консерватизм" должно быть понятно российскому обществу», – заявил первый заместитель секретаря президиума Генсовета партии Андрей Исаев. Ну, конечно, если слова не очень согласуются друг с другом, надо для них придумать новый смысл. Что ж, попробуем  этот смысл понять. Итак, по словам Исаева, эти понятия абсолютно разные: модернизация - это процесс, а консерватизм - идеология. Ну-ка, давайте подумаем, интересы какой группы людей выражает идеология консерватизма? Консерваторов? Это что, класс, нация? А давайте посмотрим в энциклопедии определение «консерватизма». Итак, консерватизм - это идеологическая приверженность традиционным ценностям и порядкам, социальным или религиозным доктринам. Про традиционные ценности это отдельная тема. Никакой традиции в нашем обществе постмодерна нет, есть неестественный микс из «всего лучшего», взятого из дореволюционной, советской и ельцинской эпох, который с самого начала правления Путина нам пытаются выдать за основу «новой России».  Но речь сейчас не об этом. Идеологическая приверженность - это что, и есть идеология? Иными словами, консерватизм - это не цель, а инструмент. А что есть модернизация? Процесс, если хотите, такой же метод, инструмент. Мы видим, что это вещи одного порядка, которые ну никак не могут сосуществовать. И противопоставлять консервативный и радикальный пути тоже глупость. А что, консерватизм не может быть радикальным? Есть революция, а есть эволюция. Иными словами, преобразования можно проводить либо быстро и радикально, либо медленно. А можно не проводить вовсе, а культивировать традиционные ценности. Так что "консервативный" и "радикальный - это слова разного порядка. А вот консервативная модернизация - это самое натуральное словоблудие. Кстати, модернизация в истории всегда предполагала отказ от господствующих до этого государствообразующих идей, проще говоря, модернизация всегда носит догоняющий характер и ориентируется на кого-то, так что она малосовместима с тезисом об особом пути нашей страны и прочими фетишами консерваторов.

Но перейдем от слов к делу. Исаев считает, что российское общество прекрасно знает, что такое социалистическая модернизация, что такое модернизация с точки зрения либералов. То есть, социалистическая и буржуазная модернизации провалились, так что будем делать модернизацию по третьему пути. Это как-то очень по-единороссовски. Но если мы за последние годы уже привыкли к существованию центризма на политическом поле, то принять идеологию консерватизма, которая к тому же нацелена на модернизацию, лично я, извините, ну никак не могу! Вы знаете, это звучит нормально из уст какого-нибудь Дугина, но в качестве едва ли не национальной идеи как-то уж слишком. Или вот заместитель секретаря президиума Генсовета «Единой России» Константин Косачев заявил, что для российского общества дискуссия о консерватизме очень важна, «поскольку до сих пор наше общество жило в упрощенной системе координат, деля политиков на правых и левых». Конечно, это же так просто: если мы не можем вписаться в традиционную систему координат, мы придумаем свою. И тот же Косачев говорит, что наша страна не знает примеров успешной либеральной модернизации, которая, как правило, являлась результатом успешной консервативной политики. Это, как говорится, без комментариев. Вы бы хоть сами согласовывали то, что говорите, господа единороссы!
Едем дальше. Ведь именно консерваторы стали самыми успешными модернизаторами", - сказал Исаев. Лично я могу привести лишь один успешный опыт того, что можно было бы обозвать "консервативной модернизацией". Это Иран. Действительно под политическими лозунгами консерватизма этой стране удалось провести серьезную экономическую модернизацию, что позволило превратить ее в мощную региональную державу. Но проблема в том, что попытка совместить несовместимое рано или поздно приведет к краху. Сегодня отсутствие политических свобод, та самая приверженность консерватизму, очень сильно тормозят развитие Ирана, нивелируют достижения модернизации. Конечно, экономика определяет политику, а не наоборот. Но новый базис требует обновления надстройки. Как известно, если ее не обновлять сверху, ее обновят снизу.

Недавно Чубайс заявил, что модернизация экономики важнее, чем либерализация в политике. Примерно в таком же ключе рассуждал другой известный либерал-реформатор начала прошлого века: сначала успокоение, потом реформы. Только в отличие от Чубайса он был самым настоящим консерватором и не просто обходил стороной вопрос политической либерализации, а напротив, подходил к нему очень скрупулезно: закручивал гайки по самое не хочу. Он, как известно, плохо кончил. Плохо кончила и страна, которая пыталась модернизировать экономику под "идеологией" консерватизма. Наверное, наши «единороссы» хотят устроить у нас тут второй Иран (не зря они столь усердно навязывают населению религиозное самосознание), и это как бы еще не худший вариант. Модернизация и консерватизм несовместимы. Консерватизм - это в самом лучшем случае стагнация. Да, можно вспомнить о том, что Путин на рубеже веков спас страну от краха и превратил ее в сырьевую империю, но теперь-то все изменилось, нужно развиваться. О какой модернизации экономики можно говорить, когда политическая несвобода душит любую инициативу?

Гораздо хуже другое: то, что правящие круги никакой модернизации не хотят. Она им не нужна, напротив, она противоречит их экономическим интересам. И это совершенно недвусмысленно дал понять лидер партии Владимир Путин.

Как мы можем увидеть из выступления Путина на съезде «единороссов» и из его ответов на вопросы граждан, модернизация и консерватизм несовместимы не только на терминологическом уровне, но и на практике. Мы видим совершенно четко, что те, кто считают себя консерваторами, то есть хранителями традиции, модернизироваться отчаянно не хотят. И традиция для них - это сложившийся при Ельцине и выпестованный до совершенства при Путине порядок вещей. Олигархи, недровладельцы, те, чей бизнес врос во власть, благодаря которой он получил неограниченный контроль над целыми отраслями, не собираются менять ничего, и ни с кем делиться не собираются. Им не нужна модернизация.

Дело в том, что реальная модернизация - это не просто красивые слова, это тотальный слом системы, независимо от жертв, которые приходится на алтарь этой модернизации положить. Это в первую очередь отказ от той пресловутой «унизительной сырьевой экономики», а следовательно, перераспределение прибыли и скорее всего даже собственности. К этому система не готова, этому она будет сопротивляться. И система - это гораздо больше, чем Путин, Сечин, Дерипаска или вся партия «Единая Россия». Система - это целостный организм. И система привыкла к такому положению вещей, пусть даже и понимает, что вечно так продолжаться не может. Потому что кризис и все такое. Поэтому был задуман «преемник», поэтому была задумана «модернизация».

Только «преемник-2008» - это не то же, что «преемник-2000», он нужен был лишь для обеспечения легитимности преемственности, единственным же гарантом преемственности остается Путин. Не только гарантом, но и арбитром. Это к нему устами граждан обращались те, с кем он был готов, даже обязан, общаться по своему неформальному статусу. И не в том дело, что простых граждан на самом деле меньше заботят вопросы, связанные с реальным сектором, нет, просто вопросы, адресованные Путину во время прямой линии, были уж слишком, как бы это выразиться, «четкими и конкретными». И премьер блестяще справляется с задачей «разводить» конфликты интересов крупного бизнеса, «порешать вопросы», управиться «в ручном режиме».

Выступление Медведева на съезде напоминало глас вопиющего в пустыне. Точнее, не совсем так. Слышать-то его слышали, и даже кивали, и даже аплодировали, и даже совершенно искренне. Вот только создавалось ощущение, что кое-кто складывал крестик из пальцев за спиной. А массовка должна аплодировать. Массовка, представляющая огромный чиновничий аппарат, подчиненный исключительно интересам правящего класса, конкретнее, той нефтегазовой элите, которая является единственной властью в стране. Вспомним еще раз историю этой партии. Я, наверное, ошибся, сказав, что у нее отродясь не было идеологии. Была. Эта идеология называется идеологией партии Путина. Другой идеологии такой структуре просто не нужно, это тот самый случай, когда личность подменяет собой идеологию. А с учетом того, чьи интересы на самом деле все эти восемь лет, «как раб на галерах», обслуживал «наемный менеджер» ВВП, совершенно ясно, как на самом деле называется идеология «Единой России».

Да, насчет «Единой России». Путин не зря подчеркнул, что " при принятии антикризисных мер власти страны не смогли бы действовать столь решительно, если бы не опирались на "Единую Россию". Кое-кто из аналитиков уже поспешил окрестить партию опорой нового беспартийного президента, притом что буфером между ними является беспартийный премьер, являющийся в то же время главой партии. Но что есть эта партия? Объединение чиновников всех уровней, живое воплощение вертикали власти. И опорой она является действительно, только не президенту, а тем, чьи имена я вновь воздержусь упоминать всуе. Очень надежной опорой. "Чиновники могут принимать решения и без главы правительства. Они стали настоящими экспертами в своих отраслях", заявил Путин. Нисколько не сомневаемся!

Во время своей прямой линии премьер проявил себя как настоящий хозяйственник, который, что называется, постоянно держит руку на пульсе. И на вопросы он отвечал четко и уверенно, вот только на те вопросы, на которые он был готов ответить. А темы, которые больше всего волнуют Медведева, такие как: коррупция, инновации в экономике, модернизация политической системы, - он как-то игнорировал. Так ведь не в его компетенции, скажут многие. И будут и правы и неправы одновременно.

Диалог с Путиным на протяжении последних восьми лет - сигнал для российской элиты. Месседж Путина обращен к конкретным людям и дает им понять, что и кого именно поддерживает и не поддерживает «верховный арбитр». Возьмем в качестве примера отношение к госкорпорациям. "Госкорпорация – форма в современных условиях бессмысленная", - говорит в своем Послании Медведев. "Госкорпорация — не хорошо, но и не плохо. Это необходимость и это общая позиция руководства государства", - как бы отвечает Путин. Что это, если не банальное игнорирование тезиса своего непосредственного начальника? Да и вообще, президента он если и упоминал, то лишь вскользь, подразумевая частью абстрактного «мы». На съезде «Единой России», и особенно в ходе своей «прямой линии», Путин дал понять еще одну вещь: он и только он является главным в иерархии российской политической элиты.

2. Модернизация и революция.

Думаю, не мне одному показалось, что премьер обозначил: есть сферы, в которые президенту лучше не лезть. Вот Дмитрий Анатольевич выступил с инициативой модернизации, модернизация - это, несомненно, правильно и нужно, так давайте же все вместе помогать. В смысле, что президент будет осуществлять модернизацию лишь в тех отраслях, что ему реально подконтрольны. А это инновационные сектора (по сути, ни на что не влияющие), причем без оборонки (вопросом армейской реформы занимается правительство) и сфер ведения госкорпораций, во главе которых стоят ставленники Путина, которых тот, надо понимать, в обиду не даст. А вот макроэкономика и реальный сектор сосредоточены в руках у премьера. Мы приходим к выводу, что у президента на сегодняшний день нет вообще никаких реальных рычагов влияния. Разве что он губернаторов назначает,  и то лишь из тех, что ему предложит партия, возглавляемая Путиным. А те особо и не скрывают, что сохраняют ориентацию на последнего как на главу тандема.

Многие сразу после съезда ЕР поспешили заявить о том, что тандем дал трещину. А я считаю, что съезд показал совсем другое: что никакого тандема и не было вовсе, и что «модернизация» задумана сверху как спектакль в двух актах. В первом преемник должен сдержать народное недовольство в период кризиса, обещая серьезные перемены при сохранении курса на сильное государство. Ну и провести закон об увеличении срока президентских полномочий. Во втором, он должен эту самую модернизацию провалить и уйти с политической сцены. Для начала второго акта было придумано страшное слово «консерватизм». Еще раз повторю, что страшно не само слово, а то, что оно дает понять, что никакой модернизации на самом деле не будет. Впрочем, вся эта программа сработает в одном случае: при полной управляемости преемника.

Хочется верить, что модернизация - это не пустой звук, тем более, что все мы, хоть и по-разному ее себе представляем, хоть и нет пока единого определения и понимания, что все-таки нужно нашей стране, все мы понимаем ее неизбежность. И все мы хотим, чтобы она прошла не так, как происходила до этого в нашей истории. Не такой ценой. Но модернизация - это всегда в определенном смысле революция. Еще раз обратимся к терминологии. Революция - это глобальное качественное изменение в развитии общества, сопряжённое с открытым разрывом с предыдущим состоянием. Впрочем, степень разрыва может варьироваться в зависимости от ситуации. Не об этом ли умалчивает президент? Не об этом ли, кто-то уже вслух, а кто-то пока молча, размышляем все мы?

Изменения в развитии общества обусловлены изменениями самого общества. Никакая научно-техническая модернизация не может осуществиться без модернизации социума. И в первую очередь это касается элит, они должны быть модернизированы первыми. А если элита неспособна к развитию, она должна уйти. Как и когда это произойдет, вопрос второй. Вернее, сегодня мы уже видим, как уже из недр правящей элиты раздаются голоса поддержки Медведева, не потому, что так положено, а потому, что кое-кто уже чувствует ветер перемен. "Старая стратегия закончилась — это стратегия Владимира Путина. Тогда мы сделали все, что смогли, и предотвратили распад страны. Все остальное — это ваша работа!",- сказал патриарх охранительной политики. И это происходит не только во власти, но и в рядах оппозиции, даже внесистемной, для которой Медведев лишь марионетка Путина. И скоро мы увидим первые ростки того самого «медведевского большинства», которое пока еще меньшинство, которое пока еще больше напоминает диссидентов со своими кухонными посиделками. Но которое исторически обречено стать большинством.

Я уже неоднократно писал о том, что только скорейшая кадровая революция может стать реальной основой для перемен, осуществляемых президентом, иначе он так и останется «преемником». Иначе и дальше на всех пресс-конференциях как президента, так и премьера будет звучать один и тот же вопрос: будете ли вы конкурировать на выборах 2012 года? "Премьер Путин сказал, что он не исключает, что будет выдвигать свою кандидатуру. Я тоже не исключаю этого. Но как мы оба говорили, в любом случае мы люди близкие, друг друга понимающие, работающие совместно. Мы сможем договориться, каким образом не толкаться локтями, а принять для нашей страны разумное решение", - заявил недавно Медведев. Хочется верить, что решение будет принято действительно разумное. И что решать будут не те, кто рассматривает Россию исключительно как источник сырья. А другие, которые модернизаторы.

Постоянный адрес этого материала: http://www.lentacom.ru/analytics/601.html

© «Lentacom.ru», 2005-2006.
При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на «Lentacom.ru» обязательна.
Информация о проекте:
Реклама на «Lentacom.ru»:
Адрес для пресс-релизов: